СИЛА В ДРУЖБЕ
   
 
RUS  SWE 
 
Швеция
 
История
Карта
Государственное устройство
Праздники
Государственная символика
Экономика
Культура
Наука
Обучение в Швеции
Публикации о Швеции
Полезные ссылки
 

Шведы и русские
 
Образы соседей
Российско-шведские отношения
Шведы в России
Русские в Швеции
Книги
 

Архив
 
Новостей
Тематических публикаций
Интервью
Фотографий
 

 

Мудрая мысль: никогда не посещайте старых мест, где Вам когда-то было хорошо. Память вновь и вновь будет возвращать к прекрасному, но, увы, невозвратно былому. Станет воспроизводить не только картины канувшего в Лету счастливого бытия, а даже и запахи. Акаций, моря. Или старой мебели. Все это будет ранить душу. Нужно ли это человеку? Думается, все же, нужно.

Вот почему я пренебрег мудрым советом и посетил в начале февраля одно старое место в Стокгольме, где мне было хорошо и уютно. Место это - квартира на стокгольмской улице Далагатан,46. Дважды бывал я в гостях у ее хозяйки - в 1986 и 1987 годах. И проговорили мы немало.

В тот день я заметил Астрид с противоположной стороны улицы: шла она медленной походкой, уже по-старчески сутулая, облаченная в рыжего цвета, вовсе не барское пальто, неся в руках полиэтиленовые мешки со снедью. Подскочив сзади гоголем, я ухватился за ручки: "Астрид, а ну-ка вот я лучше поднесу, позвольте". Никаких эмоций не отразилось на ее лице: "Что ж, понеси, понеси, - бормотнула Линдгрен, бросив на меня косой взгляд. - Понеси". Признаться, такое хладнокровие при полном отсутствии удивления несколько озадачило. "Это я, мы с Вами договорились о встрече", - попытался я объяснить свое участие. "Да, да, идем", - последовал краткий ответ.


После смерти Астрид Лигдрен люди постоянно приносили
к подъезду ее дома цветы

Помню, я запоздало прозрел тогда: а чему, собственно говоря, было удивляться Астрид, чего пугаться? Она шла по своему городу, по своей улице, к подъезду дома, где была ее квартира. Кто-то незнакомый на улице предложил услуги? Что ж с того, по ее разумению, так должны были, видимо, поступать все мужчины, видящие женщину преклонного возраста с поклажей в руках. Оттого и реакция ее была спокойной и естественной.

Естественность поведения во всем - вот какой, думается, была главная черта характера знаменитой шведки. Много пожив и повидав, она знала цену и жизни, и людям, цену лукавству и подлости, прямоте и мужеству. В его обычном, житейском понимании. И все уже давно разложила и взвесила на своих "душевных весах". Помню, тогда, в ноябре 1987 года, Астрид вернулась из Ленинграда и Москвы, где ей в Доме Дружбы Народов была вручена в числе первых лауреатов Почетная медаль имени Льва Толстого, присуждаемая за вклад в воспитания подрастающего поколения. 

Был самый канун 80-летнего юбилея Астрид и я все пытал писательницу: ну как там, перестройка, гласность, расцветают, вдохновляют вас, западных обитателей Европы? Линдгрен, посматривая на меня бесстрастным взглядом, отвечала что-то в том духе, что, конечно же, это очень позитивные процессы, все так довольны, общественный климат такой светлый, лица прямо разгладились у людей. И я тоже был доволен. "Ах, как хорошо, - ликовал мысленно, - какое интервью классное с самой Линдгрен передам в редакцию!". 

Мое благодушество испарилось вмиг после короткой тирады-вопроса Астрид: "Перестройка - это хорошо. А вот когда вы войну в Афганистане прекратите?". Мать честная, ну зачем, зачем этот вопрос?! Ведь так все хорошо шло. Напичканный ответами-шаблонами, сформулированными в недрах МИД и других идеологических советских инстанций, я уж было наладился отвечать бодряческим тоном на этот неудобный вопрос, но взглянул в мудрые, уже подернутые старческой поволокой голубые глаза Астрид на сухом, испещренном морщинами прожитого ее лице, и "опустился на землю": "Наверное будем выводить. Вот как скоро, не отвечу. Но надо выводить".

Был ли я целиком искренен тогда, не берусь утверждать. Быть может, мною скорее владело чувство самосохранения? Начни я отвечать Астрид вызубренными штампами, и только-только завязавшийся разговор оказался бы безнадежно испорченным. Писательница конечно бы уловила ложный пафос заученных ответов и разговор пошел бы тогда уже в ином русле, с иной степенью откровенности. Кто знает.

Но этот эпизод из той долгой беседы вспомнился мне тотчас 7 февраля этого года, когда я вновь вступил в квартиру в доме по адресу Далагатан,46. На этот визит я напросился. Сначала, позвонив Аннике Линдгрен, дочке покойного сына писательницы. Анника представляет семью Линдгрен в жюри по определению лауреата литературной премии Астрид Линдгрен, учрежденной после смерти писательницы правительством Швеции по инициативе самого премьер-министра страны Йорана Перссона. Первый лауреат премии будет назван в середине марта этого года.

Одновременно газеты сообщили, что имеются планы сделать в квартире Астрид Линдгрен музей. И что дочь писательницы Карин Нюман намерена реализовать эту задумку. Мог ли я, будучи накоротке в Стокгольме, упустить случай вновь побывать в квартире на Далагатан,46? Впрочем, я с удовольствием бы пообщался и с внучкой Анникой, но она как-то засмущалась по телефону, сослалась на то, что Карин расскажет все лучше. И в конце концов дала мне прямой телефонный номер к дочери писательницы. Карин я сказал, что бывал сам в квартире Астрид, которую безмерно любят в России, и что она просто обязана встретиться со мной, дабы рассказать все подробно. 

"Хорошо, хорошо, - отвечала Карин. - Но у меня вовсе нет времени. Быть может, в субботу, в 10 утра?!". - Какой разговор. А где? "На Далагатан,46, я поняла так, что Вы хотите еще раз побывать в квартире?".

И вот тот самый дом кремового цвета, та же входная дверь, второй этаж и табличка не двери: "А.Линдгрен". Та же прихожая и светлая, просторная гостиная, диван с розовой обивкой и белыми цветами. Тот самый диван, на которым мы с Астрид сфотографировались на память вот уже скоро 16 лет тому назад. Неизменность обстановки этой обители только напоминает о неизбежном: вещи переживают своих хозяев. Казалось бы совсем недавно Астрид выложила на столик перед диваном кучу писем из СССР. От детей. С нарисованными на конвертах Карлссоном и Малышом, Пеппи-Длинный чулок. С объяснениями в любви и к писательнице, и к ее героям, С просьбами прислать ей такое же пропеллер, как у плута Карлссона. 

И столик тот же, и диван, и книжная длинная полка позади - та же. Нет только рядом великой шведки, благодаря которой этот дом на Галагатан стал известен всему миру. Кстати, после смерти Астрид родился план переименования улицы ее именем. Но жильцы домов возмутились: зачем это, мы хотим жить на улице Далагатан, где жила и Астрид! Наверняка, сама она, узнав о таких намерениях, их бы не поддержала. И улица сохранила свое прежнее название.
А что касается квартиры, то, действительно, рассказывает Карин, мы хотим сделать здесь музей. "Но не в его обычном понимании, когда сюда можно будет ходить с утра до вечера. Все же - это обычная городская квартира, не приспособленная для большого наплыва людей. Скорее, это будет мемориальная квартира, куда можно будет приходить по групповым заявкам тем, кто действительно любит Астрид Линдгрен и ее книги. Важно ведь сохранить атмосферу квартиры, ее дух. Мать прожила здесь долгие годы, здесь и скончалась.К тому же, - подчеркивает Карин, - в квартире еще предстоит немало работы по разборке материнских архивов, а их скопилось очень и очень много".

Городской музей Стокгольма позитивно отнесся к этой идее. Хотя, по словам Карин, пока остается много вопросов. Например, кто же будет платить арендную плату за квартиру, расположенную в доме, который принадлежит не коммуне - органу местного муниципального самоуправления, а частному домовладельцу. Проблема в том, что арендная плата за жилье - одна. Если же квартира будет использоваться в иных, нежели чем в жилых целях, то в силу вступает свободная стоимость и, как правило, она значительно выше. Фирма "Тре Линдгрен АБ", владеющая правами на товарную марку "Астрид Линдгрен" готова оплачивать обычную арендную плату, но не более того. Городской музей готов оплатить инвентаризацию и расходы по будущей деятельности музея, но пока на это средств в музейном бюджете нет.

Словом, предстоит еще утрясти многие детали, но ощущение таково, что вопрос будет решен положительно. Да и хозяин дома тоже, думается, малый не промах. Ведь вот прикрепил рядом с подъездом бронзовую табличку с надписью: "Дом Астрид Линдгрен. 1941-2202". То есть, обозначил годы проживания писательницы в этой городской обители. На первом этаже хозяин содержит небольшой ресторанчик и, думается, такая реклама ему не помешает...

Прошу Карин сесть на то же самое место на диване, где 15 лет назад сидела ее мать. Делаю снимок. Карин здорово похожа на Астрид: милая улыбка, заостренный книзу, чуть вздернутый нос, материнский овал лица. На окне стоит бронзовая голова Астрид. "Мы считаем, что это наиболее удачная работа, мама здесь очень похожа на себя, - поясняет Карин. - Не вспомню сразу имени польской скульпторши. А вот эта ваза - подарок Бориса Ельцина", - опускает Карин палец на большую вазу гжельской росписи. Да, действительно, Президент Всея Руси побывал в Швеции с государственным визитом в декабре 1997 года. И на обед в его честь шведский премьер Перссон пригласил и Линдгрен. Она пошла, хотя уже тогда сильно прихварывала. Пошла, понимая, конечно, что является знатным раритетом. И Ельцин, только-только восстанавливавшийся тогда от операции шунтирования, и других всяких-яких напастей, подошел к Астрид и тронул своей волейбольной дланью ее сухонькую ладошку. А газета "Свенска дагбладет" поместила карикатуру: Астрид Линдгрен с сидящим у нее на коленях в виде игрушки Ельциным, напоминающим чем-то знаменитого Карлссона.

Астрид Линдгрен. Великие еще и потому велики, что обладают даром предвидения, первыми привлекая внимание к тому или иному негативу жизни, простому смертному невидимому. Помню, начала Астрид мне говорить что-то насчет коров, свиней. Мол, с ними надо обращаться нежно, они ведь тоже живые существа, переживают, страдают. Им тоже больно. "Вот везут коров в вагонах, им там тесно, колеса грохочут, жарища, корм дают нерегулярно, - втолковывала Астрид мне, потихоньку унывавшему от этих откровений. - Вот скот теперь умерщвляют электротоком, это же садизм", - продолжала писательница, а я в тот момент размышлял про себя, что когда коров лишают жизни ударом молота по голове, то этот способ едва ли гуманнее.

"Я с детства люблю всякую живность, - поясняла Астрид, - ведь я выросла в семье крестьянина. У нас на дворе постоянно были козы, свиньи, коровы и все это были мои лучшие друзья. В доме кошки, на дворе - собака. Всех их я обожаю. И теперь выступаю за гуманное обращение с животными и настаиваю на принятии закона, защищающего их права". А я соображал, как все это преподнести в статье для одной газеты, заказавшей мне материал к 80-летию писательницы. "Какие-то козы, свиньи, коровы. Что ж, игрушки что ли прикажете им покупать?".

Тогда я и не подозревал, конечно, что в начале ХХ1 века домашним животным в странах Запада действительно будут покупать игрушки, дабы укротить их нрав, успокоить. Будут приняты законы о защите прав животных, как в свое время принималась ООН Конвенция по правам человека. А тогда, в ноябре 1987 года? Тогда все же хватила ума написать об этих рассуждениях Линдгрен, хотя газета, ничтоже сумнящеся, этот абзац из текста извлекла. Видимо, коллегам в Москве он тоже не показался. 

Теперь-то, с расстояния прожитого, понимаешь, что Линдгрен, конечно, была права. И вот что думается в этой взаимосвязи. Писательница понимала, не могла не понимать, что умерщвление домашних животных электрошоком - наиболее современный и, кстати, безболезненный способ для самих "меньших братьев". Но, выступая против таких поточных методов истребления, не о нравственности ли нас, людей, она прежде всего заботилась? Ибо небрежение в отношении животных ли, природы будит у человека чувство вседозволенности, безнаказанности и, в конечном итоге, превращает его в нравственного урода, губящего и себя, и все живое на Земле. 

И на своем 80-летнем юбилее, отмечавшимся в кинотеатре "Ёта лейун", Астрид обратилась к тогдашнему премьер-министру Швеции Ингвару Карлссону с призывом-требованием: когда примете закон о защите прав животных? Карлссон, сам читавший своим дочкам истории про Карлссона, выскочил на сцену с широко разверзнутыми объятиями, в кои и погрузил писательницу. И.Карлссон, только побывавший с визитом в СССР, разоткровенничался: "Когда я был в Союзе, то мало кто знал меня. А вот Карсслона с пропеллером там знает каждый ребенок. И я испытывал гордость за это". Тут растроганный премьер пообещал писательнице, что законы о защите животных будут скоро приняты в Швеции. "Чтобы и ты, Астрид, была довольна". А писательница с венком на голове подняла вверх большой палец - дескать, отлично - и потрепала слегка главу правительства по щеке, как мальчишку. Все смеялись и были рады такой непосредственности. А уж нынче-то тогдашние, казавшиеяся многим, чудачества писательницы, воспринимаются совсем по-другому. Вот оно, провидчество мудрых!

И книги-то Линдгрен потому, думается, столь популярны, что в них нет назидательности, занудных нравоучений, утомительных наставлений, а все нравственные нормы преподносятся на волнах мягкого юмора и, что очень важно, самоиронии персонажей. "Во всяком случае, - согласилась тогда с моими размышлениями Линдгрен, - я не раз слышала мнение о том, что многие детские книги носят уж чересчур, я бы сказала, нарочито-воспитательный характер. Я же никогда и никого не стремилась поучать, а хотела одного - дарить детям радость. Многое к тому же в моих книгах почерпнуто из воспоминаний детства. В памяти живут озера и леса моего Смоланда, звуки, запахи детства, удивительно яркие картины жизни и тогдашняя новизна мироощущений. С детьми, конечно, надо вести себя на равных, но особо баловать ребятишек не следует. Нельзя путать счастье с потребительством".

Вот о чем вспоминалось в момент моего последнего посещения знаменитой квартиры. А еще я смотрел на Карин и думал, что это ведь ей мир обязан появлением на свет писательницы Астрид Линдгрен. Давно известна история о том, что однажды, в далеком детстве, Карин заболела воспалением легких. Мать страшно волновалась, просиживала у постели дочки дни и ночи, готовая исполнить любое ее желание. И вот однажды Карин попросила рассказать ей какую-нибудь историю. "Какую же?", - спросила Астрид. "Расскажи мне про Пеппи Длинныйчулок", - потребовала дочка. "Я стала рассказывать, импровизируя на ходу, дочка была довольна", - вспоминала Астрид. Позже Линдгрен повернула ногу и была вынуждена пролежать несколько дней в постели. Тогда-то, думая, чем занять время, и решила она записать историю про Пеппи на бумаге и вручила Карин как подарок к дню рождения...

В последние годы литературная общественность Швеции все чаще стала высказывать мнение, что Астрид Линдгрен уже давно заслужила право быть удостоенной Нобелевской премии по литературе. Но, несмотря на всю свою вселенскую популярность, писательница так и не стала нобелевским лауреатом. Не ведаю, как сама Астрид относилась к этим дискуссиям. Думается, все же, что достаточно равнодушно. Ее честолюбие располагалось далеко за пределами мании величия и болезненной ранимости по поводу неприсуждения той или иной награды. Слава-то у нее была похлеще, чем у многих литературных нобелевских лауреатов, которых, случается, и в собственных странах мало кто читал. Да и всякими премиями бог Астрид не обделил. 

А теперь вот существует международная Литературная премия самой Астрид Линдгрен. Премия немалая, ее размер составляет 5 миллионов шведских крон(около полумиллиона долларов).Выделяться деньги будут из бюджета страны по линии действующего при правительстве Совета по делам культуры. И, кстати. По статусу премия может быть сопоставима с одной только литературной наградой, учрежденной в 1956 году, медалью Ханса Кристиана Андерссона, великого датского сказочника, не менее популярного во всех странах планеты, чем его скандинавская коллега по литературному амплуа.

Первый лауреат премии Астрид Линдгрен будет назван 18 марта 2003 года. Об этом мне рассказал секретарь жюри Ларри Лемперт, библиотекарь по специальности, работающий в международном отделе Стокгольмской городской библиотеки. Ларри - добряк и энтузиаст. Это чувствуется по всему. "Премия будет присуждаться ежегодно не за какую-то отдельную книгу, - пояснил он, - а за писательское творчество. По статусу премии, ее может получить писатель, своим творчеством создавший литературу высочайшей художественной ценности, и творящий в гуманистическом духе, с которым ассоциируется имя Астрид Линдгрен. Премия должна в глобальном смысле содействовать защите прав детей и может также присуждаться лицу или организации, способствующих тому, чтобы дети и юноши приобщались к чтению".

В настоящее время жюри в составе 12 человек работает денно и нощно, чтобы успеть назвать первого лауреата в срок. Члены жюри - полиглоты, знают по несколько языков. В том числе - и русский. "Я лично прочитал уже несколько сотен книг, - смеется Ларри Лемперт, являющийся и членом Международного правления книг для молодежи. - Это непросто. Но что делать? В будущем мы планируем, как это делает и Нобелевский фонд, рассылать в адрес различных организаций письма с предложением назвать кандидатов. А в этом году выдвигать номинантов мог кто-угодно, даже сами авторы могли присылать рукописи. И практически всю работу по оценке мы взяли на себя. В составе жюри - писатели, литературные критики, пнреподаватели с большим опытом работы в детской литературе. Ну, и Анника Линдгрен, как представитель семейства писательницы. Наша работа, - уточнят Ларри, - не оплачиваема, мы ее рассматриваем, как почетную обязанность".

С премией все - впервой. Конечно, нельзя, чтобы процедура ее вручения копировала знаменитые нобелевские торжества. Да так и не будет. Уже определено, что церемония вручения будет проходить летом. В этом году - 4 июня в стокгольмском парке-музее под открытым небом "Скансен". Начало лета - самое, пожалуй, прекрасное время в Стокгольме. Тепло, темнеет запоздно, город наполнен запахами цветов. С заливов дует легкий ветерок. Сами шведы называют это время "мелланг хэгг ог сирен" / между сиренью и черемухой/. В столичных парках полно этих кустарников с дурманящими ароматами. Вручать первую премию будет кронпринцесса Виктория, которая дружила с Астрид Линдгрен, будучи страстной поклонницей ее книг.

Там, в "Скансене" пройдет и праздичная церемония с угощением, чествованием лауреата с участием гостей, в том числе, конечно, и из той страны, где проживает будущий обладатель самой первой премии Астрид Линдгрен. Будут, разумеется и дети, ради которых и творила сама Астрид.

А жюри определит лауреата на заседании в городке Виммербю, где когда-то, в начале ушедшего века родилась Астрид, и где обрела она свой последний покой.

Астрид Линдгрен. Помнится, в канун своего 90-летия она обратилась ко всем шведам с простым и, по сути, грустным признанием: Стареть так трудно. Не надо посылать мне подарки. Но если все же есть такое желание, то лучше переравьте деньги на строительство детской больницы. Это и будет самым лучшим мне подарком. 

По инициативе писательницы в Стокгольме возводилась детская больница. Часть денег перевела сама Астрид, часть - коммуна, были пожертвования о различных фондов. И наверняка призыв писательницы поддержали многие шведы. Больница вот уже несколько лет принимает юных пациентов. Я там был. Все в ней сверкает, чистота - как на палубе боевого корабля, оборудование самое современное, уход первоклассный. Лучше, конечно, не попадать детям в больницы, но уже если и попадать, то лучше - в такую. Носящую имя Астрид Линдгрен. 

Мудрое решение приняла тогда Астрид. Книги ее живут, и будут всегда востребованы. Думаю, сама писательница это отлично понимала. Но исповедуя в своих забавных историях светлые идеалы добра и гуманизма, она очень хотела сделать что-то реальное для облегчения страданий юных обитателей Земли. Ибо нет ничего тяжелее, чем наблюдать за страданиями детей. И само появление больницы - это очень в духе Астрид Линдгрен. А веселить она умела детей, как никто другой. 

И хохочущие дети, катавшиеся на санках в огромном парке "Васа-паркен" перед самыми окнами квартиры Астрид, парке, где так любила гулять она сама, смотрелись в этот февральский день 2003 года, когда я покидал квартиру писательницы, очень к месту.

Николай Вуколов

 
Поиск по сайту
 

Введите ваш запрос для начала поиска.

 

Новости
 





 

Погода и валюта
 


GISMETEO: Погода по г.Москва
GISMETEO: Погода по г.Стокгольм

Курс Шведская крона - рубль
 


 
 

Общество друзей Швеции © 1993-2017. Суббота, 19.08.2017.


www.russwed.ru