СИЛА В ДРУЖБЕ
   
 
RUS  SWE 
 
Швеция
 
История
Карта
Государственное устройство
Праздники
Государственная символика
Экономика
Культура
Наука
Обучение в Швеции
Публикации о Швеции
Полезные ссылки
 

Шведы и русские
 
Образы соседей
Российско-шведские отношения
Шведы в России
Русские в Швеции
Книги
 

Архив
 
Новостей
Тематических публикаций
Интервью
Фотографий
 

 

"Тяжелые камни" Кируны

Охотник-саам Амун Амуссен Магни бродил в окрестностях Кирунаваары, что в переводе означает «гора-куропатка», и нашел «тяжелые камни». Не ведал он тогда, в 1736 году, какое открытие сделал. То была железная руда, из которой до сих пор варят знаменитую на весь мир шведскую сталь.

В Кируне, что за Полярным кругом в шведской Лапландии, сумерки темные, густые. Из окон гостиницы видны ровные, в три ряда пунктиры желтых огоньков. Как иллюминаторы океанского лайнера, силуэт которого едва угадывался сквозь фиолетовый мрак по ту сторону озера Луоссаерви. Там гора Кирунаваара, в недрах которой находится знаменитый на весь мир железнорудный рудник.

Инженер рудника Леннарт Нильссон, высокий, в темно-синем комбинезоне и белой каске с лампой, предлагает мне облачиться в резиновые желтые сапоги, надеть такую же каску и комбинезон из плотной бордовой материи. Садимся в «Вольво», и через несколько минут въезжаем в тоннель. Высота его метров пять-шесть. Темно-серые бугристые стены, ровная асфальтированная дорога и желто-красные указатели. Все как на городской улице. Единственное, закладывает уши. Первый признак того, что катим стремительно вниз. Цифры на стенах сначала двузначные, затем - трехзначные, обозначающие глубину «погружения». Водитель уверенно ведет «Вольво», прекрасно ориентируясь в хитросплетениях подземных лабиринтов. «У нас проложено около 500 километров путей», - спокойным голосом вещает Нильссон. Выходит, если вытянуть все эти подземные коридоры в одну линию, то получится расстояние от Стокгольма до Гетеборга.


Промышленная эксплуатация месторождения началась спустя почти полтораста лет после его открытия. В 1890 году появилось государственное акционерное общество «ЛКАБ». Ныне оно имеет рудники в Кируне, Маль-мбергете и Сваппавааре. Обществу также принадлежат порты в Лулео и норвежском Нарвике, куда проложена железнодорожная ветка из Кируны. За все время на руднике добыто более миллиарда тонн руды. Если ее загрузить в вагоны, то получился бы эшелон, которым можно было бы трижды опоясать земной шар. До 50-х годов добыча руды велась открытым способом.

Мы на глубине 775 метров. Здесь находится центральный пункт управления, откуда регулируется погрузка и транспортировка руды. Весь процесс полностью компьютеризирован. Нильссон открывает дверь, и мы оказываемся в коридоре, в конце которого - просторный зал. Вдоль всей стены, обшитой под дерево, - схема рудника, мигают лампочки - оранжевые, белые, красные. Несколько компьютеров. Один из рабочих, крупный малый с рыжими волосами и большими залысинами, лениво откинулся на спинку кресла, положа ноги на стол. На вопрос инженера, лениво процедил, нисколько не изменив позы: «Разгрузка? Нет, еще рано. Минут через 10-15 подходите». И глотнул из жестянки с надписью «Кока-кола».

Время коротали в шахтерской столовой. Просторное помещение, мягкий свет, во всю стену пейзаж - голубое озеро, синее небо с белой ватой облаков, по берегам лес. Чистота и свежий воздух, который закачивается с поверхности по огромным трубам. В секунду в шахту поступает до 1500 кубометров воздуха. И абсолютно никакого ощущения, что над тобой гигантская толща земли. Единственное, что в столовой нет окон. Кстати, рабочие в столовую пешком не ходят, их подвозят на автобусах.

Мы снова в зале управления. Ион, дежурный оператор, кивает на экран компьютера, дескать, смотрите сами. На экране - нависающая над рельсами горловина трубы. Под нее подкатывается вагонетка. Ион нажимает на кнопку, и в вагонетку обрушивается руда. Еще одно нажатие, и другая вагонетка готова принять груз.

Теперь руду ждут дробилки и... рентген. С помощью рентгеновских лучей определяется содержание в руде фосфора. В последнее время клиенты акционерного общества «ЛКАБ» настаивают, чтобы в «тяжелых камнях» было как можно меньше примесей фосфора, мешающих производству качественной стали.

Слово «железо» в Кируне в почете. Даже современнейшая гостиница, где я ночевал, называется «Феррум». Высокая ребристая глыба железной руды установлена и перед зданием городской ратуши, чей ажурный четырехгранный шпиль также соткан из стальных конструкций. Жители заполярной Кируны страсть как обожают свой город, где, кстати, родился легендарный шведский хоккеист Берье Сальминг, игравший до 1989 года за клуб НХЛ «Торонто мэйпл лифз». Недавно Сальминг, в жилах которого течет кровь предков-саамов, был провозглашен почетным гражданином родного города. Хотя по мне, любой забойщик с шахты сделал для Кируны куда больше, чем этот хоккеист.

Утром, перед поездкой на рудник, познакомился я с другой местной знаменитостью - Ларсом Тэрнманом, коммунальным советником и первым лицом в Кируне. Всего несколько лет назад он был простым шахтером. Рассказывают, что Ларе долго не решался стать первым. Но когда товарищи его уговорили, он начал с того, что сократил несколько должностей в правлении. А заодно подал жалобу в полицию на одного из членов правления за растрату. Возмущение профсоюзных «боссов», привыкших годами заседать, не ведая, что такое работа в шахте, было велико. Тэрнман, человек из народа, стал необыкновенно популярен. Он превратился, как писали газеты, в своего рода символ того, что мятеж против вышестоящего начальства возможен.

Потом Ларе основал партию «Кируна-партиет», которая на прошедших прошлой осенью коммунальных выборах набрала наибольшее число голосов избирателей. Она получила в коммунальном правлении сразу 15 мест, опередив социал-демократов и левых. О бунтаре из Кируны заговорила тогда вся Швеция. А Ларе продолжал жить с семьей в небольшой квартире, хотя зарплата коммунального советника, казалось, давала возможность занять более вместительные апартаменты. Более того, после победы на выборах он решил передать часть своей зарплаты на учреждение фонда для развития родного города. «Наверное, многие тебя не любят?» - поинтересовался я у Ларса. «Не то слово, - согласился он. - И звонили, и угрожали. Но я не боюсь. В конце концов, важнее всего дело, которому служишь».

Ларса не страшит перспектива потерять теплое местечко чиновника и снова вернуться на шахту. «Запасов руды у нас хватит еще на много лет», - говорит он.

Практически вся продукция кирунского рудника идет на экспорт. Главным образом через незамерзающий норвежский порт Нарвик, находящийся в 200 километрах от Кируны. Первая железная колея была проложена туда еще в 1902 году, когда хозяином «ЛКАБ» был Яльмар Линдбум - предприниматель и ученый, человек необычайно широких интересов и увлечений. Английский писатель Редьярд Киплинг окрестил его «некоронованным королем Лапландии». Не случайно имя Линдбума, внесшего решающий вклад в основание рудника и города, носят ныне центральная улица Кируны и местная гимназия.

Да, разработка месторождения под землей обходится недешево. Однако шведы имеют преимущество перед основными конкурентами - близость к рынку, благодаря чему Кируну называют еще «домашней шахтой Европы». И в самом деле, всего двое-трое суток требуется для того, чтобы руда была доставлена морем до сталелитейных заводов .Финляндии, Германии, Бельгии, Голландии и Люксембурга. Эти страны покупают 60 процентов продукции «ЛКАБ». Сейчас предприятие вложило средства в строительство нового железнорудного порта в Лулео, который будет готов в октябре 1996 года и оборудован по последнему слову техники.

Близость к клиенту - одна из составляющих успешных деловых операций «ЛКАБ». Вторая - это надежность и гарантия выполнения обязательств перед клиентами. Появилась и третья составляющая - открытие новых рынков сбыта. Продукция фирмы идет ныне на Ближний Восток, в Индонезию, Малайзию, Китай. Большие расстояния повышают, естественно, транспортные расхода. Но они компенсируются высочайшим качеством продукции. Именно железная руда во многом способствовала появлению в свое время феномена, который окрестили «шведским всеобщим благоденствием».

Если говорить о будущем, то через два года шахта станет глубже еще на пару сотен метров. Благодаря этому будет гарантировано продолжение разработок в их нынешнем объеме вплоть до 2015 года. Имеются планы строительства новой дамбы. Дело в том, что часть пласта лежит под озером Луоссаерви. И чтобы начать новые разработки, нужна уверенность, что вода не зальет забои. Однако для строительства дамбы требуется разрешение министерства по охране окружающей среды и высшего суда по водным ресурсам. Пока трудно сказать, каков будет вердикт этих ведомств. Уже подсчитано: под озером Луоссаерви залегает пласт, который обеспечит «ЛКАБ» еще 430 миллионов тонн руды. (Для сравнения: начиная с 1890 года в Кируне добыто 800 миллионов тонн. Сейчас ежедневно добывается 70 тысяч тонн руды.)

...По дороге наверх, где-то в районе 400-метровой отметки, навстречу нам выкатил многотонный самосвал. Махина прямо-таки нависла над нашим «Вольво» и, едва не задев, впритирку проехала мимо. «Вот уже двадцать лет работаю на шахте, но не перестаю восхищаться мастерством наших водителей», улыбается Нильссон. И как бы в подтверждение его слов впереди на дороге «разъезжаются миром» самосвал и обычный рейсовый автобус, на котором шахтеры приезжают на работу.

«А много ли, - интересуюсь у инженера, - случаев травматизма на руднике?» «Нет, - словно ожидая мой вопрос, быстро отвечает он. - За последние десять лет не припомню чего-либо серьезного. А отдельные неприятности происходят не из-за плохой техники безопасности, а по вине самих людей. Так ведь это и на улице с крыши может лед на голову свалиться».

Что ж, сравнение с крышей по-особому воспринимается здесь, когда над тобой нависает серая «крыша» тоннеля. Правда, чувства тревоги или даже страха вовсе нет. После пребывания внутри Кирунаваары проникаешься уверенностью, что люди, создавшие такой подземный комбинат за Полярным кругом, просто не могут сделать что-то кое-как. Здесь, на глубине, все продумано и сработано толково, надежно, с гарантией. И свет в конце тоннеля не вызывает у тебя обостренного чувства облегчения. А даже наоборот, бьющее в глаза солнце ослепляет, заставляет щуриться, «выбивает» слезу. «Это ничего, - замечает, откидывая «козырек» над рулем, мой спутник. - Вот когда попадаешь в тоннель, ощущение куда хуже и неприятнее».

Свой рабочий стаж Леннарт Нильссон начинал бурильщиком на одной из шахт Австралии. Он привык к темноте, а потому, наверное, по-особому ценит светлые дни и небесное светило.

Говорят, что с горы Кебнекайсе - самой высокой вершины Швеции, расположенной километрах в 80 от Кируны, в ясную солнечную погоду можно обозреть одиннадцатую часть всей территории Швеции. Солнца же здесь особенно много с наступлением полярного лета. Настолько, что хватает его на всех жителей Кируны, уютного рабочего городка, на гербе которого изображены куропатка и фирменный знак «ЛКАБ».

Николай Вуколов

 
Поиск по сайту
 

Введите ваш запрос для начала поиска.

 

Новости
 





 

Погода и валюта
 


GISMETEO: Погода по г.Москва
GISMETEO: Погода по г.Стокгольм

Курс Шведская крона - рубль
 


 
 

Общество друзей Швеции © 1993-2017. Понедельник, 23.10.2017.


www.russwed.ru